С чего начинается манипуляция сознанием? — Психологион

- Слушай, а с чего вообще начинается манипуляция сознанием человека?- С рассказа о том, что мир делится на «плохое» и «хорошее», на «добро» и «зло».- В смысле? Это ведь основы мироздания, разве нет

Вход в счастливую жизнь :)

Хотите почитать именно про то, что вам сейчас интересно? - Скажите об этом в нашем "Столе заказов"!

С чего начинается манипуляция сознанием?

С чего начинается манипуляция сознанием?

— Слушай, а с чего вообще начинается манипуляция сознанием человека?

— С рассказа о том, что мир делится на «плохое» и «хорошее», на «добро» и «зло».

— В смысле? Это ведь основы мироздания, разве нет?

— Вот с объяснения о том, что это и есть «основы мироздания», как раз и начинается одна из самых деструктивных манипуляций сознанием.

— А в чем же деструктивность?

— В том, что внимание человека переводится с осознания прямых последствий его действий на идею о виртуальных «добре» и «зле», которые с последствиями могут быть никак не связаны. И через эти виртуальные «добро» и «зло» действиями человека можно управлять как угодно.

— А можешь привести пример?

— Легко. Например, человек усваивает (не без помощи других людей), что «громко разговаривать — это плохо». И запрещает себе повышать голос. Но на вопрос «а кому конкретно и чем именно будет плохо, если ты скажешь громче?» ответит от силы один человек из десяти. Остальным достаточно знать, что «это плохо», и они просто не делают этого. Потому что боятся «сотворить зло».

— Так, может, это просто способ таким образом воспитать людей, чтобы они не делали вредных поступков даже тогда, когда последствия не очевидны?

— А если последствия не очевидны — с чего ты взял, что эти поступки вредны?

— Ну, хорошо, возьмем более яркий пример: убийство человека — это ведь плохо?

— Для кого — плохо?

— Ну, как для кого. Для всех.

— Для кого — всех?

— Ну для кого-то же плохо?

— Наверное. Скорее всего, плохо для того, кого убили. Как минимум, ему может быть больно. И страшно, когда убивают. С другой стороны, и здесь возможны варианты. Ведь если он болел, страдал и просил себя убить, то, вполне возможно, для этого человека смерть — желанное избавление. Всякое бывает. А кому еще плохо?

— Обществу плохо.

— Обществу? А что это такое? И чем ему плохо?

— Ну, если все будут считать, что убивать это не плохо, это что же тогда в обществе начнется?

— А что начнется?

— Все как начнут друг друга убивать!

— С чего вдруг?

— Ну ведь не плохо же! Значит, можно!

— Можно — не значит безопасно. Ведь убивать могут и в ответ. Нападешь ты на кого-то, а тот окажется сильнее. Или ему на помощь придет превосходящая тебя сила. И тогда ты поймешь, что кроме «ай-яй-яй, это плохо» есть еще и простые последствия, которые никто не отменял. Последствия твоих действий. Представь себе, что тебе сказали «бить ногой дерево — это плохо». Что будет, если тебе разрешат отменить эту «моральную норму» и ты сможешь ударить дерево ногой?

— Ну, что будет. Просто смогу ударить.

— Ударишь — и что будет?

— Наверное, больно будет ноге.

— Верно. Это и есть прямые последствия. Если, к примеру, ты не поешь — то ты проголодаешься, а если будешь голодным долго, то можешь умереть от истощения. И моральная установка «не кушать — плохо» здесь совершенно не нужна. «Не будешь кушать — будешь истощен». Попробовал поголодать — ощутил последствия. Проявил упрямство и поголодал подольше — ощутил еще сильнее. Стало нехорошо от истощения — нашел еду и решил все-таки поесть. И дуальность «плохо/хорошо» здесь ни при чем. Хочешь быть истощенным — не ешь. Хочешь набраться сил — ешь. Как хочешь, так и действуй. Под свою ответственность, принимая на себя все последствия.

— Возвращаясь к теме об убийствах: а если человек убьет кого-то, и ему за это ничего не будет?

— Значит, ничего не будет.

— Так нужно, чтобы он не убивал.

— Кому нужно? Зачем нужно?

— Мне нужно. Мне нужно, чтобы меня никто не убивал.

— Значит, организуй последствия. Стань опаснее. Будь готов обороняться. Собери вокруг себя друзей, готовых прийти на помощь. Участвуй в создании общества, которому ты полезен и которое готово тебя защитить. Одним словом, сделай так, чтобы убивать тебя было опасно и невыгодно.

— Ну, так, вроде, в современном обществе так и происходит? Мы ведь придумали законы, вооружили полицию, приходим на помощь, если кому-то плохо.

— Да.

— Так а при чем здесь «плохо» и «хорошо»?

— Вот и я говорю — при чем? Что исчезнет и что случится, если эти понятия убрать?

— Да, а, правда, что исчезнет?

— Просто исчезнет виртуальная прослойка «плохо/хорошо», и ее место займет простая цепочка размышлений о действиях и их последствиях.

— А почему эту, как ты говоришь, «прослойку плохо/хорошо» не убрали, если без нее так хорошо?

— Потому что эта прослойка нужна для того, чтобы можно было манипулировать людьми, не вдаваясь в подробности про последствия. Манипулировать через промежуточное виртуальное пространство, в котором «белое» можно сделать «черным».

— Например?

— Например, сказали тебе «убивать это плохо», и ты боишься убивать даже в том случае, если это необходимо для защиты собственной жизни и здоровья. Но есть еще и другой вариант: если тебе сказали, что «убивать врагов — это хорошо», то после указания «врага» ты будешь убивать его с воодушевлением, потому что тебе за это почести и даже орден дадут. Чувствуешь подмену?

— Ну, да, все ведь относительно. И то, что в одной ситуации «хорошо», в другой ситуации — «плохо». Что в этом опасного?

— А опасность здесь заключается в том, что этой относительностью управляешь не ты. Особенно если веришь в «добро» и «зло». И вообще, нужно слушаться старших. Они умнее тебя. Умнее просто потому, что старше: по возрасту, по опыту и по званию. И поэтому если завтра скажут, что убить собственного брата — это хорошо, потому что брат — предатель, ты что сделаешь?

— Я пока не знаю. То, что брат предатель — это еще нужно доказать.

— О, не сомневайся, доказательства найдутся. А если ты им не поверишь, ты будешь «плохим». И вот когда ты увидишь себя в кольце «друзей», которые еще вчера считали тебя «хорошим», а сегодня, по указке старших, дружно считают «плохим», тогда ты прочувствуешь на собственной шкуре, что это такое — оказаться под ударом даже тогда, когда, казалось бы, ничем никому не навредил. Хотя, быть не согласным с системой «хорошо/плохо» — это уже вред. Вред, причиненный тем, кто хотел всласть деструктивно поманипулировать другими людьми, а ты, гад такой, им в этом попытался помешать. И вот тут ты столкнешься с простыми последствиями. С последствиями самой это системы мировосприятия через призму «хорошо/плохо». И этой призмой управляешь не ты. До тех пор, пока не осознаешь, что это всего лишь призма. И к реальности она имеет такое же отношение, как стекла твоих очков. А вот действия людей, ослепленных этой призмой — это да, это уже реальность, с которой ты будешь вынужден столкнуться. Вот так виртуальная призма превращает энергию людей в реальные действия с вполне физическими последствиями. А началось все — с простых понятий «добро» и «зло».

— Ой, что-то у меня мозг вскипает.

— Интересных тебе размышлений :)

23:50

15 комментариев

Денис, очень интересные размышления. Тема добра и зла с одной стороны нужна, с другой как определить где добро и где зло? Твоя статья мне напомнила один рассказ на эту тему. Рекомендую прочитать :) bormor.livejournal.com/501792.html Мне кажется, он очень хорошо дополняет твою статью :)
Ирин, да, спасибо за ссылку :) Прочитал :)
Тема добра и зла с одной стороны нужна
На твой взгляд, зачем она нужна?
Для существования нравственности. Опять же скажу, что и эта тема ой как не проста. Понимание, что нравственно, а что нет тоже весьма скользкое понятие. По этому поводу тебе в ФБ добавила еще один рассказ. Добавлю его и здесь:
— Чем занимаешься? — спросил демиург Мазукта демиурга Шамбамбукли.
— Заповеди пишу, — ответил Шамбамбукли. — Помнишь, как ты мне советовал.
— Я советовал? — искренне удивился Мазукта.
— Ну да, — подтвердил Шамбамбукли. — Ты сам говорил, что людям надо давать ясные и недвусмысленные установки. Чтобы не было разночтений.
— А, да, да, припоминаю, — кивнул Мазукта. — Было такое, действительно. И что?
— Вот, — Шамбамбукли указал на стопку готовых скрижалей. — Составляю подробный алгоритм. Половину уже написал, скоро закончу.
Мазукта пересчитал каменные листы и задумчиво присвистнул.
— Многовато что-то.
— Ну, я старался, — скромно потупился Шамбамбукли.
Мазукта взял из стопки верхнюю скрижаль и начал читать вслух:
— «Человек не должен причинять вреда другому человеку или своим бездействием допустить, чтобы другому человеку был нанесен вред, за исключением тех случаев…»- он фыркнул и положил скрижаль на место. — Шамбамбукли!
— А?
— Мне жаль тебя расстраивать, но ты занимаешься ерундой.
— Почему? — огорчился Шамбамбукли.
— Ну не знаю, почему. Вероятно, по природе своей. Таким уродился. Но вот это всё, — он постучал ногтем по заповедям, — чушь собачья и напрасный перевод камней.
— Но ты же сам говорил!..
— Да, говорил, — согласился Мазукта. — Действительно, я тоже когда-то баловался составлением поведенческих алгоритмов. Потому и могу теперь с полной ответственностью заявить: это была пустая трата времени. Уж поверь моему опыту.
Шамбамбукли с грустью оглядел свою работу.
— А как же тогда надо?
— Надо? Ну, например, как я. — Мазукта сел в кресло и вальяжно закинул ногу на ногу. — Я не размениваюсь на копание в деталях. Я даю сразу общие установки. Ведь люди — они же как? Им можно хоть до посинения что-то втолковывать, всё-равно не поверят, пока сами не попробуют. Сущие дети, честное слово. Ребенку, чтобы уяснить, почему нельзя трогать кастрюлю, сначала нужно обжечься. А с чужих слов никто не поймет, что такое «горячо».
— Да, пожалуй, — согласился Шамбамбукли. — А что это за «общие установки», которые ты даешь? Какой-то универсальный свод правил?
— Нет, — замотал головой Мазукта. — Никаких правил вообще. Опыт и только опыт. Что такое хорошо, и что такое плохо, люди узнают сами. И передадут знания дальше, своим детям.
— То есть, ты им всего лишь говоришь «делайте хорошо и не делайте плохо»?!
— Да нет же! — отмахнулся Мазукта с досадой. — Это тоже была бы заповедь. Люди сами должны понять, что поступать плохо — это плохо. Из собственного опыта. Ну, как хвататься за кастрюлю. Один раз ошпарятся, другой раз — глядишь, и уже сообразили.
— Тогда я не понимаю. А что же ты им в таком случае говоришь?
— Да так, всего лишь маленькую подсказку, не оставлять же людей совсем без помощи. Я даю им универсальный критерий, как можно отличить дурное от доброго.
— И как же? — заинтересовался Шамбамбукли. — Совесть, да?
— Шамбамбукли, ты меня разочаровываешь! Совесть — это же понятие субъективное! Как её можно принимать в расчет?
— Нуу… тогда не знаю.
— Очень просто. Если что-то легче получить, чем потом избавиться — значит, оно плохое. Если же приобрести что-то тяжело, а лишиться — просто, значит оно хорошее.
— И всё?
— Да.
— И это правило применимо к чему угодно?
— Абсолютно.
Шамбамбукли задумался. Мазукта сотворил себе чашку кофе, отхлебнул и насмешливо фыркнул.
— О чем думаешь?
— Пытаюсь понять…
— Хочешь пример?
— Хочу.
— Ну смотри сам. В разные времена, у разных народов… да что там, даже для разных людей — понятия добра и зла постоянно меняются. Взять даже обычный лишний вес — вот скажи мне, быть толстым — это хорошо или плохо?
— Ну, смотря где и когда.
— Правильно. Когда растолстеть легко, а сбросить вес — трудно, модно быть стройным. Зато когда возникают проблемы с питанием — сразу решающим критерием красоты становится полнота.
— Да, понимаю, — Шамбамбукли задумчиво кивнул. — Кажется, это правило почти не имеет исключений.
— Практически не имеет, — подтвердил Мазукта.
— За редким исключением, — уточнил Шамбамбукли. — Вот, например, любовь с первого взгляда…
— Нет, — решительно возразил Мазукта. — Уж что-что, а она совершенно точно не является исключением.
Ирин, спасибо за то, что добавила сюда этот диалог.
Для существования нравственности.
А нравственность, на твой взгляд, зачем?
Нравственность помогает удержать вседозволенность. А вседозволенность ведет к хаосу. То есть некое упорядочение жизни и создание правил необходимо так же как и мы это делаем в нашей жизни. Нравственность дает рост развитию. Как интеллектуальному так и духовному. Другое дело, что жесткие рамки опять же ставят ограничение, которое может повлечь за собой ограничение мышления. И тут интересный момент возникает: умному человеку рамки нужно снимать, а человеку ограниченному и неразумному наоборот ставить. Иначе, получится «обезьяна с гранатой».
Ирин, чем, на твой взгляд, нравственность отличается от системы прямых последствий? Возможно, ты считаешь, что нравственность — чем-то лучше. Чем?
Денис, я соглашусь, что нравственность в данном случае напоминает систему последствий. В правилах нравственности могут отсутствовать указания последствий. К примеру, правило: «нельзя убивать людей». Четкие указания последствий могут и отсутствовать. Как в заповедях Христа. Он ведь не указывает в них последствия. То есть просто появляется стопор в сознании на это действие. В системе последствий, как в твоем рассказе, появляется позиция: если я буду сильнее, то тогда меня не убьют, но отсутствует понятия и последствия того, почему ты не должен убивать. Опять же для человека неразумного это будет выглядеть так: «Я сильнее, значит, я могу и имею право». При наличии правил нравственности, мы учим тому «Что да, ты сильнее, но это не значит, что ты можешь убивать тех, кто слабее тебя. Ты наоборот должен защищать их.» Таким образом мы уходим от закона жизни «Кто сильнее, тот и прав». Я не могу сказать, что нравственность лучше или хуже системы прямых последствий. Скорее, предположу, что нужно и то и другое под разные задачи. Опять же приведу другой пример: общение и переговоры в семье. Ориентироваться тут только на нравственность считаю нецелесообразно, а вот вести правильно разговоры, избегая конфликтогенов, разговаривать мягко с точки зрения последствий можно больше приобрести.
но отсутствует понятия и последствия того, почему ты не должен убивать.
А почему не должен?
Если говорить о некоей массе людей, которой у нас большинство, то ею можно управлять только с помощью определенных норм поведения и морали. Высокий смысл этого они, увы, не поймут. Иначе это превратится в смертоубийство, вандализм и мы скатимся в каменный век. Для человека же достаточно разумного нормы морали будут не нужны. Он сам будет понимать, что в случае защиты себя, своего дома и своей семьи он имеет право убить. Так просто же он убивать не пойдет. В этом смысле, звери более разумны, чем люди. Хищники убивают других зверей только с целью питания и в размерах, не превышающих эту потребность. И только человек убивает (и себе подобных тоже) с целью получения удовольствия.
Ирин, а мне кажется, что как раз «нормы морали» и делают из людей «массой большинства», не способной увидеть дальше своего носа. Ведь именно через воспитание в стиле «делай что старшие говорят, и не задавай лишних вопросов» формируется то самое быдло-сознание, на которое мы потом киваем, говоря «ну, они же не понимают элементарных взаимосвязей, они неосознанные». Конечно, неосознанные, потому что их через «нормы морали» к этому приучают с самого детства, наказывая за своеволие и поощряя тупую исполнительность.
Я думаю, что как раз-таки для повышения уровня разумности нам при воспитании стоит сделать упор на умение делать просчет последствий от собственных действий, а также упор на принципы разумного эгоизма, когда следование своим личным интересам не забивается, а, наоборот, поддерживается и культивируется. Вот тогда и будет ответственность. Вот тогда и будет самостоятельность и живость мышления.
Денис, соглашусь с тобой, что подход «делай, что старшие говорят и не задавай лишних вопросов» ведет к ограниченности мышления и сознания. При этом мы опять же говорим о нынешней существующей морали. Но мы же можем ее изменить? ;) сделать нормой морали, к примеру: «Задавай вопросы старшим, учись и развивайся». Кроме того, у нас на сегодняшний день целое поколение существует с отсутствием морали и нравственности как таковой вообще и сразу ее привить невозможно. Это долгий процесс и менять нужно постепенно. Для сравнения приведу такой пример: когда кошку или собаку переводят на другой корм, то делают это постепенно в течение недели-двух, уменьшая количество старого корма и увеличивая количество нового, так как резкая замена для организма очень тяжела. Так и тут мы можем постепенно меняя сознание людей в сторону разумности и широты сознания, снять как таковые ограничения в виде морали.
Ирина, присоединюсь: когда я предлагаю «воспитывать иначе», я имею в виду прежде всего два наиболее реальных способа — воспитывать себя (т.е. переучивать себя, если разум позволяет, с метода «слушайся старших» на метод «думай своей головой и отвечай своей шкурой») и воспитывать своих детей (тут уж все карты в руках родителей, которые, будем надеяться, сначала воспитали себя сами, а затем принялись за детей по тем же лекалам). К моему сожалению и по моему мнению, вариант «давайте сейчас возьмемся за все общество разом и его перевоспитаем», технически и психологически не возможен, да.
Денис, и тут с тобой соглашусь: начинать нужно прежде всего с себя и потом уже детей. Так можно будет вывести общество на новый уровень.
Денис, а если подойти к предмету обсуждения с другой стороны.

Тебе не казалось, что общество, в котором мы находимся, — продукт людей, мастерски умеющих просчитывать последствия?

Только этих людей немного. Они очень умны, невероятно богаты и бесконечно влиятельны. Они живут над принятыми человечеством конвенциями (законами, правилами, моралью), потому что сами давно их придумали и мастерски вложили в головы менее удачливых собратьев. И из поколения в поколение поддерживают свое влияние, совершенствуют способы удержания массы в управляемой «спячке». При этом фактически живут по предлагаемым тобой принципам. :) В несколько другом контексте, с точки зрения рождения и окружения, но почти как ты.

Представим, что надоело им быть правителями бездумного быдла. Ну и вот решились эти люди в течении 8-10 поколений таки вырастить зрелых в душе, сильных, ответственных за свою жизнь людей, умеющих думать наперед. И решили жить среди новых людей просто и на равных. И денег, и власти достаточно. Тем более теперь эти причиндалы уже неинтересны.

Не придет ли снова человечество к текущему статус кво? Ведь кто-то будет считать быстрее, бегать проворнее, убеждать сильнее. И у самых быстрых, проворных и убедительных (а впоследствии, богатых, властных и влиятельных) будет просчитано все, включая их полную безнаказанность. Ну вот прямо как сейчас. Это будет круг по спирали, но все равно — круг, а не восходящая прямая.

Буду рад твоему мнению. :)
Денис, спасибо за социальную картинку, которую ты описал. Да, я тоже об этом думаю. И тоже такое себе представлял.
Ты знаешь, мне кажется, что принцип «выживает сильнейший» будет в любом случае, и я ничего против этого принципа не имею. Более того, считаю, что этот принцип — единственный из неуклонно действующих в природе, и он, по сути своей, наверное, и есть сама Природа.
Также мне кажется, что идея «осчастливить и образумить все человечество» слегка утопична, и сделать всех «разумно-равными» вряд ли получится. Если только… Если только сама концепция «управления темным народом» не окажется опасной для самих «правителей».
А так — да, я кричу про «пробуждение разума» только для тех, кто и так уже один глаз приоткрыл и вот-вот выйдет из дремы. Но это далеко не все люди. Далеко не все.

Продолжаю думать о том, что же могло бы быть, если бы все стали «разумными и само-центрированными». Самому интересно. Я в настоящий момент уверен, что прозрачности и безопасности во взаимоотношениях (любого уровня) станет на порядок больше, но вот что именно в таких условиях придет на смену «традиционным инструментам угнетения» — это хороший вопрос. Что-то придет. Но вот что?

Об авторе

Известить пользователя о добавлении в контакты

Советую

Если вы часто сталкиваетесь с ситуациями типа «головой все понимаю, а при этом все равно плохо», то я рекомендую вам обучиться методике "Психологический антивирус".